127 просмотров

Музей обороны Москвы

Музей обороны Москвы находится на юго-западе столицы, в микрорайоне Олимпийская деревня. Недавно в здании музея проведена реконструкция, в 2018 году открылась обновлённая экспозиция.

Координаты: 55.676815, 37.467643

Дата съёмки: 2 октября 2018 года
Адрес: Москва, Олимпийская деревня, Мичуринский проспект, дом 3.

 

 

Музей обороны Москвы: как доехать

 

Музей обороны Москвы

Ближайшая остановка автобусов-маршруток в 300 метрах до главного входа так и называется «Музей обороны  Москвы». Доехать сюда можно от трёх станций метро:

  • от станции «Мичуринский проспект» автобусами 572 и 902 или троллейбусом 22;
  • от станции «Озёрная» автобусом 785 и троллейбусом 17;
  • от станции «Проспект Вернадского» автобусами 793 и 830.

Со стороны Мичуринского проспекта музей не очень заметен, его заслоняет большое здание торгового центра «Фестиваль». Но это прекрасный ориентир если ехать сюда на автомобиле. Думаю нет смысла говорить, что рядом с торговым центром есть большая парковка. Правда не факт, что она не будет забита машинами покупателей, особенно в «ярмарочные» дни.

 

Музей обороны Москвы: часы работы, цена билетов

 

Музей обороны Москвы

Музей обороны Москвы открыт со вторника по воскресенье с 10.00 до 18.00 (касса до 17.30), в четверг с 13.00 до 21.00 (касса до 20.30). Понедельник выходной, последняя пятница каждого месяца санитарный день. Взрослый входной билет в здание музея 200 рублей, детский 150. Билеты с экскурсионным обслуживанием 400 и 350 рублей соответственно. Аудиогид 100 рублей. Большая категория льготников, имеющих право на бесплатное посещение. Фотосъёмка бесплатная, а вот снимать видео и пользоваться вспышкой нельзя. Подробная информация на сайте музея здесь>>>.

 

Музей обороны Москвы: артиллерия перед музеем

 

На площади рядом со зданием музея экспозиция артиллерии времён войны. На табличках у орудий указаны не характеристики, а QR-код и номер для аудиогида.

 

76-мм полковая пушка ОБ-25 образца 1943 года в Музее обороны Москвы

76-мм полковая пушка ОБ-25 образца 1943 года

 

76-мм дивизионная пушка ЗиС-3 (52-П-354У) образца 1942 года в Музее обороны Москвы

57-мм противотанковая пушка ЗиС-2 образца 1943 года

 

122-мм гаубица М-30 образца 1938 года в Музее обороны Москвы

122-мм гаубица М-30 образца 1938 года

 

152-мм корпусная пушка-гаубица МЛ-20 (52-Г-544А) образца 1937 года с передком в Музее обороны Москвы

152-мм корпусная пушка-гаубица МЛ-20 (52-Г-544А) образца 1937 года с передком

 

37-мм автоматическая зенитная пушка 61-К (АЗП-39) образца 1939 года в Музее обороны Москвы

37-мм автоматическая зенитная пушка 61-К (АЗП-39)  образца 1939 года

 

122-мм корпусная пушка-гаубица А-19 образца 1931/1937 годов в Музее обороны Москвы и 122-мм гаубица М-30 образца 1938 года в Музее обороны Москвы

122-мм корпусная пушка-гаубица А-19 образца 1931/1937 годов; рядом с ней ещё одна 122-мм гаубица М-30 образца 1938 года

 

132-мм система залпового огня БМ-13НН (52-У-941Б) в Музее обороны Москвы

132-мм система залпового огня БМ-13НН (52-У-941Б) на шасси ЗиС-151. По большому счёту, именно в таком виде «Катюша» в войне не участвовала. Перед нами первая послевоенная модернизация знаменитой установки: пусковой станок образца 1941 года на шасси послевоенного грузовика ЗиС-151, выпускавшаяся с 1949 года.

 

Музей обороны Москвы: не стреляйте в тапёра, он играет как может

 

Музей обороны Москвы

«Не стреляйте в тапёра, он играет как может» — такие таблички висели в американских салунах времён покорения Дикого Запада. Лихие ковбои выстрелом из Кольта запросто могли уложить горе-пианиста, которому медведь наступил на ухо. К чему я это вспомнил? К тому чтобы вы не слишком строго судили мою съёмку. Я правда сделал всё что мог. В музее не просто темно, а ОЧЕНЬ ТЕМНО. Если в центре зала с освещением ещё туда-сюда, то у стен и в углах, где расставлены стенды и витрины, просто беда. Причём сделано это сознательно. Как мне объяснили — в городе действовали строгие правила светомаскировки, вот и в музее решили воссоздать полумрак осаждённой столицы. Вроде бы логично. Человеческий глаз с темнотой ещё справляется.

 

Музей обороны Москвы

А вот матрица фотоаппарата выдаёт чёрные прямоугольники с едва различимыми контурами экспонатов. Вспышка могла бы решить эту проблему, но вот как раз её то и нельзя использовать. Такие правила установил Музей обороны Москвы. Мотивация — на стендах старые документы и фотографии, яркий свет им вреден. Ещё спасибо, что крупное железо разрешили поснимать со вспышкой (столько лет в земле ржавело, что ему сделается). Хотя может я единственный, кому так повезло.

 

Музей обороны Москвы

Подвожу неутешительный итог. Рассказать про музей обороны Москвы в своём обычном стиле — от стенда к стенду — у меня не получится. Треть экспонатов останется за кадром. Поэтому я разделил всю экспозицию на несколько тем и каждую проиллюстрирую теми снимками, которые получились. А вы уж не стреляйте в тапёра…

 

Музей обороны Москвы: первые месяцы войны


Так как предполагавший взятие Москвы в течении 3-4 месяцев после начала войны план «Барбаросса» был сорван, немецкое командование было вынуждено разработать новую стратегическую операцию. Она получила название «Тайфун», а целью стал захват Москвы до наступления холодов. Мощными ударами танковых группировок при поддержке авиации планировалось уничтожить силы Красной Армии в районе Брянска и Вязьмы, после чего стремительными бросками с севера и юга полностью окружить Москву. Наступление, ставшее началом операции «Тайфун», началось 30 сентября 1941 года.

 

Строительство оборонительных рубежей в Музее обороны Москвы

Уже в июле 1941 года, за полтора месяца до операции «Тайфун», на московском направлении началось строительство двух оборонительных рубежей. Ржевско-Вяземская линия обороны длиной около 500 км проходила на расстоянии 250-300 км, Можайская линия протяжённостью 220 км — в 120-150 км от Москвы. На обеих линиях было сооружено более одной тысячи километров противотанковых рвов и надолбов, около 1200 железобетонных и более 3500 деревоземляных огневых точек. На работах  были задействованы и профессиональные строители, и ополченцы, и не ушедшие на фронт женщины.

 

Строительство оборонительных рубежей в Музее обороны Москвы

А основным рабочим инструментом обычные лопаты. Представляете, каково вручную отрыть ров шириной 10 и глубиной 5 метров? Немцы были так уверены в своём превосходстве, что сбрасывали с самолётов листовки: «Дамочки-гражданочки, не ройте свои ямочки. Приедут наши таночки засыпят ваши ямочки». А в реальной жизни траншеи оказались очень эффективной «подмогой» для оборонявших Москву частей. Задержать танки перед таким препятствием было проще, чем на ровной местности. А в некоторых местах (например в Лобне) вырытый женщинами ров оказался тем рубежом, который танковые асы Вермахта так и не смогли преодолеть.

 

Советское командование предполагало, что осеннее наступление немцев начнётся вдоль шоссе Смоленск-Ярцево-Вязьма. Немцы любили наступать вдоль транспортных магистралей, поэтому именно на этом направлении заняли оборону самые сильные части Красной армии под командованием Константина Рокоссовского. Однако на этот раз немцы изменили тактику.

 

Операция «Тайфун» началась с наступления танковой группы генерала Гудериана южнее Брянска. Через пять дней немцы заняли Орёл и двинулись через Мценск на Тулу. Десантной группе и танковой бригаде Катукова удалось задержать наступление Гудериана и выиграть время для укрепления Тульского рубежа обороны, где наступление Гудериана на южном направлении и было остановлено.

 

Но в дни, когда советские войска вели бои на шоссе Орёл-Мценск, немцы нанесли основной удар. Танковые группы генералов Готта и Гёпнера начали наступление по обе стороны шоссе Смоленск-Вязьма, где немцев не ждали и оборона была слабой. Остановить здесь танковые клинья оказалось невозможно. Ситуацию мог бы спасти быстрый отход советских войск на Восток, но приказ об отступлении был отдан ставкой только на третий день боёв, когда было уже поздно.

 

7 октября в районе Вязьмы части двух немецких танковых групп соединились и замкнули кольцо окружения четырёх армий из состава Западного и Резервного фронтов. Около 600 тысяч солдат и офицеров оказались в котле, выйти из окружения смогло не более 85 тысяч человек. Вследствие разобщённости, отступление уцелевших подразделений более походило на бегство. Ситуацию усугубляло господство в небе фашистской авиации, беспрепятственно добивавшей с воздуха отступавших.

 

Хотя главные силы немецкой группы армий Центр (а это ни много ни мало, а 24 дивизии) были вынуждены сдерживать атаки пытавшихся выйти из окружения частей Западного и Резервного фронтов, несколько танковых и моторизованных дивизий (в том числе Дас Райх) продолжили движение на Восток. Казалось, остановить их может только чудо. Войска трёх фронтов, совсем недавно закрывавшие Москву как щитом, уже не могли её защитить. Принявший 10 октября командование Западным фронтом генерал Георгий Жуков констатировал, что фронта обороны на западном направлении фактически уже нет. Вдоль линии фронта образовалась огромная брешь, для закрытия которой не осталось резервов, и путь на Москву по существу открыт.

 

Первоочередной задачей для Жукова на момент принятия командования фронтом стала задержка передовых немецких частей, наступавших на Москву. Это позволило бы перегруппировать оставшиеся советские войска и заново организовать оборону Москвы, пока на неё не обрушилась вся мощь группы армий Центр. Сделать это было непросто — на Можайской линии обороны в 120 километрах от Москвы в начале октября находились только строители. Чтобы заполнить этот рубеж войсками, командование было вынуждено прибегнуть к крайним мерам.

 

Стенд о Подольских курсантах в Музее обороны Москвы

Одной из них была отправка на передовую курсантов военных училищ. Бросать в бой будущих офицеров — мера исключительная, к ней прибегают в самых критических ситуациях, но обстановка под Москвой была как раз таким случаем. Наиболее известный эпизод этого периода — подвиг Подольских курсантов у деревни Ильинское (Малоярославецкий укрепрайон №154 Можайской линии). Они смогли на две недели задержать продвижение немецких танков к Малоярославцу и этим боям в музее посвящён отдельный стенд.

 

Укрепить фронт одними курсантами было нереально и несколько дивизий были срочно переброшены под Москву с Ленинградского фронта. В то же время с Урала и Дальнего Востока начали прибывать первые части дивизий нового формирования. Стабилизировать оборону на дальних подступах к Москве не удалось, но на взлом Можайской линии немцы потратили гораздо больше времени, чем предполагали, понеся при этом значительные потери. Командование Красной армии за это время уплотнило боевые порядки и фактически создало новый оборонительный рубеж на ближних подступах к столице. Но об этом чуть позже.

 

Музей обороны Москвы: ополчение и добровольцы

 

Москва на осадном положении в Музее обороны Москвы

С первых же дней войны военкоматы всей страны осаждали те, кто не подлежал мобилизации, но рвался в бой с врагом. Поначалу их разворачивали — в тылу дел было не меньше. Но катастрофические потери первого месяца войны заставили власти переменить своё отношение к добровольцам. 2 июля 1941 года Военный совет Московского округа принял «Постановление о добровольной мобилизации жителей Москвы и области в народное ополчение». За пять дней было сформировано 12 стрелковых дивизий, которые сразу же отправили на фронт. Они сражались наравне с бойцами Красной армии в районе Вязьмы и практически все остались там навеки. Ценой своей жизни они защитили Москву, задержав немецкое наступление. Позднее, в ноябре 1941 года, сформировали ещё 4 дивизии ополченцев.

 

Москва на осадном положении в Музее обороны Москвы

Долгое время насаждалось мнение, что ополченцы играли роль «пушечного мяса». Штатскими гражданами, которыми командование как живым щитом закрывало все дыры в линии фронта. Так ли это на самом деле? Давайте посчитаем. После объявления мобилизации ожидалось, что на сборные пункты придут 200 тысяч москвичей и 75 тысяч жителей Подмосковья. В реальности отправиться добровольцами на фронт захотели почти 400 тысяч человек. Однако тут тревогу забили директора многочисленных заводов — если все уйдут на фронт, кто останется работать? Кто будет делать автоматы, снаряды, танки? Без них ведь не повоюешь! В результате на передовую отправили около 160 тысяч ополченцев. Много это или мало? В «Вяземский котёл» попало более 600 тысяч бойцов, то есть в четыре раза больше. Общая численность советских войск к началу операции «Тайфун» (30 сентября 1941 года) составляла 1 миллион 250 тысяч человек в составе 96-ти дивизий. Ополченцев среди них на тот момент оставалось около 60 тысяч человек, то есть примерно 5 дивизий. О каком закрытии дыр таким количеством людей можно говорить?

 

Оружие ополченцев в Музее обороны Москвы

Да, ополченцы погибали чаще, чем подготовленные солдаты. Но не всегда. Действительно, ополченцев вооружали старым и трофейным оружием, оставшимся на складах со времён Первой мировой и Гражданской войн. Не от хорошей жизни — другого оружия не было. Потеряв 60% складов оружия, Красная армия была вынуждена воевать тем, что есть. Подольские курсанты, панфиловцы — они что, стреляли из новеньких автоматов и счёт патронам не вели? Кадровые военные и ополченцы часто оказывались в одинаковых условиях, отдавая жизни за родной город, за родную страну. Они верили в то, что враг будет остановлен и разбит. И оказались правы.

 

Документы ополченцев в Музее обороны Москвы

Ещё одна распространённая ложь — все (ну или почти все) ополченцы сложили головы в боях на безымянных высотах. Да, потери были высокими, но далеко не все добровольцы оказались лёгкими мишенями для фашистов. Три московские дивизии народного ополчения (4-я, 18-я и 21-я) после 1942 года были переформированы в стрелковые и продолжали сражаться, дойдя до Берлина и Кёнигсберга. Две из них, 4-я и 18-я, получили звание Гвардейских.  Среди вернувшихся с фронта ополченцев были драматург Виктор Розов и скульптор Евгений Вучетич. Писатели Степан Злобин, Рувим Фраерман, Василий Гроссман, Александр Бек и Юрий Лебединский. Академики Горимир Чёрный, специалист в области газовой динамики и аэродинамики и философ Василий Соколов.

 

Стенды о спортсменах-добровольцах в Музее обороны Москвы

И далеко не все добровольцы направлялись в дивизии народного ополчения в качестве обычных пехотинцев. Например, спортсмены. Их ждали курсы специальной подготовки, после которых они воевали в составе разведывательных и диверсионных групп, налаживали связь с подпольем на оккупированных территориях.

 

Медицинские работники, естественно, направлялись в полевые госпитали и лазареты. Санитарки — вчерашние школьницы выносили с поля боя своих раненых сверстников, тоже вчерашних школьников. А часто и погибали вместе с ними.

 

Стенд о снайпере Наташе Ковшовой в Музее обороны Москвы

Снайперы — отдельная тема. Здесь пол был не важен, ценились зоркий глаз и твёрдая рука. Перед войной пострелять в тире в городском парке отдыха было одним из любимых развлечений и бьющие из мелкашки  без промаха в цель девушки не были редкостью. Перед нами стенд, посвящённый Герою Советского Союза Наталье Ковшовой. Платье для выпускного вечера, сумочка, вышитая своими руками салфетка. А рядом винтовка Мосина. С началом войны 20-летняя Наташа ушла добровольцем на фронт, с октября 1941 года воевала в составе 3-й стрелковой дивизии. С января 1942 года Ковшова — снайпер, на её счету 167 солдат и офицеров противника. В перерывах между заданиями обучала бойцов мастерству меткой стрельбы. Погибла в неравном бою в августе 1942 года вместе с подругой Марией Поливановой. Расстреляв все патроны, девушки взорвали себя вместе с окружившими их фашистами.

 

Музей обороны Москвы: противовоздушная оборона

 

Система ПВО в Музее обороны Москвы

Защита Москвы с воздуха — тема отдельного разговора. После окончания войны эксперты всех воюющих сторон признали, что организация противовоздушной обороны Москвы была лучшей за всю историю применения боевой авиации. Хотя летом 1941 года мнения были совсем другими. Первый налёт бомбардировщиков на Москву состоялся в ночь на 22 июля. Немецким пилотам говорили: «Вы бомбили Англию. Над Москвой будет намного легче. Если русские и имеют зенитные орудия, то немногочисленные. Они не располагают ни прожекторами, ни аэростатами, ни ночными истребителями».

 

Каково же было удивление немецких пилотов, когда на своей шкуре они испытали лживость гитлеровской пропаганды. Небо над Москвой защищали более тысячи зенитных орудий.

 

Оповещение о приближении самолётов противника было возложено на службу воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС). К началу налётов на расстоянии до 250 км от города было развёрнуто около 700 постов. На них дежурили акустические звукоуловители, работавшие совместно с зенитными прожекторами.

 

По командам от звукоуловителя три-четыре прожектора наводились на предполагаемую цель, включался свет — и пойманный в перекрестье лучей самолёт становился мишенью для зенитных пушек.

 

Недостатком акустических звукоуловителей была малая дистанция обнаружения (до 10 км) и невозможность работы при активной стрельбе артиллерии. Эти проблемы должны были решить радиолокационные станции. Первая из них — РУС-1 «Ревень» — была принята на вооружение в сентябре 1939 года. Приемная и передающая антенны размещались на двух автомобилях, а дальность обнаружения возросла до 80-90 км. К началу войны в Красной армии было 28 таких станций. В конце 1941 года появилась станция РУС-2 (на фото) с одной приёмо-передающей антенной. (Кстати, обратите внимание на отличные макеты с прекрасной деталировкой. Знатоки и ценители могут приходить в Музей обороны Москвы только чтобы взглянуть на них).

 

Аэростат в Музее обороны Москвы

Непосредственно над Москвой небо защищали аэростаты. Одиночные аэростаты поднимали на высоту 2-2,5 км, тандемы от 4 до 4,5 км, то есть выше, чем в небе над Лондоном. Из-за опасности столкновения с тросами аэростатов, бомбардировщики были вынуждены набирать высоту, снижая точность бомбометания. На фото макет аэростата, тормозной парашют системы Глушкова для аэростата заграждения, парашют-коробочка ПКП-5у и якорь для крепления на земле спущенного аэростата.

 

На подступах к  Москве активно действовали истребители заграждения. В ночь с 6 на 7 августа в небе над Подольском пилот Виктор Талалихин совершил один из первых в истории войны воздушных таранов, сбив на истребителе И-16 бомбардировщик Хейнкель-111.

 

В сентябре интенсивность немецких авианалётов заметно уменьшилась, так как потери не соответствовали ожидаемому результату, и возобновилась только с началом зимнего наступления. Пик пришёлся на ноябрь — 45 воздушных тревог за месяц. Самый массированный налёт произошёл 29 октября, в котором участвовало более 300 бомбардировщиков, из которых 47 было сбито. В период с июля 1941 по январь 1942 года к Москве пытались прорваться 7 146 самолётов врага. Удалось это сделать только 229-ти, но и они успели сбросить около 2 тысяч фугасных бомб и 60 тысяч зажигательных. Интенсивные бомбёжки Москвы закончились только к лету 1942 года, а последняя бомба упала на город в июне 1943-го.

 

Музей обороны Москвы: город на осадном положении

 

Светомаскировка в Музее обороны Москвы

Осадное положение в Москве было введено 12 октября, но дыхание войны москвичи почувствовали задолго до этого дня. В июле были введены строгие правила светомаскировки. С наступлением темноты все окна должны были быть закрыты плотными шторами или ставнями. По улицам ходили специальные патрули, и хозяев квартир, из окон которых пробивался хоть лучик света, ждали большие неприятности. Окна лестничных клеток можно было не закрывать, но освещать их разрешали только синими лампами, не дававшими демаскирующих отсветов. Плюс стёкла заклеивали крест-накрест полосками бумаги, так они выдерживали действие взрывной волны.

 

В состояние повышенной готовности были приведены службы пожарной охраны и гражданской обороны. В каждом бомбоубежище хранился запас противогазов на случай применения химических боеприпасов.

 

Система ПВО в Музее обороны Москвы

Сигналы воздушной тревоги, кроме передачи по городской радиосети, дополнительно подавали ручными «ревунами».  При быстром вращении ручки они издавали характерный воющий звук.

 

Для борьбы с зажигательными бомбами во время авианалётов на крышах и чердаках дежурили группы добровольцев из числа мирного населения, в основном женщины и подростки. Упавшую на крышу «зажигалку» надо было схватить специальными клещами и быстро сунуть в бочку с водой или ящик с песком.

 

С 12 октября было начато возведение оборонительных рубежей на ближних подступах к Москве и укреплений на городской территории. Было сооружено 325 км противотанковых и более 250 км противопехотных препятствий, 530 км² лесных завалов, 9 км городских баррикад и около 2600 огневых точек. Особо эффективным средством для борьбы с наступающими танками оказался принятый на вооружение 3 июля 1941 года противотанковый ёж, изобретение генерал-майора Михаила Горикера. Ёж высотой около метра сваривался из трёх отрезков металлических балок или рельсов. При попытке танка сдвинуть его с места ёж перекатывался под днище машины и приподнимал переднюю часть над землёй, лишая возможности двигаться. Танк не только становился неподвижной мишенью для пушек и противотанковых ружей, но и мешал движению идущих следом машин. Ощетинившиеся ежами танкоопасные направления и городские улицы впервые появились именно во время битвы за Москву.

 

Военная продукция московских предприятий в Музее обороны Москвы

Несмотря на то, что многие московские заводы были эвакуированы в тыл, на оставшихся в городе производственных площадях продолжался выпуск военной продукции. ЗиС выпускал двигатели и грузовики, завод «Компрессор» пусковые установки «Катюша».

 

Военная продукция московских предприятий в Музее обороны Москвы

Снаряды для «Катюш» и пушек, миномёты, патроны и пулемёты, противопехотные, противотанковые и миномётные мины — номенклатура военной продукции московских заводов была весьма широкой.

 

Логистика в СССР была построена так, что большая часть грузопотоков с разных концов страны проходила через Москву. Осенью 1941 Москва ни на один день не прекращала работу как крупный железнодорожный узел. Эшелоны с эвакуированными на восток, продукция эвакуированных на Урал заводов, ленд-лизовские поставки из портов Мурманска и Архангельска — все они шли через московский железнодорожный узел.

 

Музей обороны Москвы: от обороны к наступлению

 

Музей обороны Москвы

После вызванного проливными дождями в конце октября недолгого затишья немцы возобновили активные боевые действия. 4 ноября ударили морозы, и распутица перестала быть сдерживающим фактором для бронетехники. Проведя перегруппировку, немцы начали наступление на двух направлениях: северном через Клин и Солнечногорск и южном в обход Тулы на Каширу и Коломну. Обе группировки должны были соединиться в районе Ногинска, полностью окружив Москву.

 

Музей обороны Москвы

Наступление на северном направлении началось 15-16, на южном 18 ноября. На юге немцы особых успехов не добились. Заняв Сталиногорск, танки остановились не дойдя до Каширы. А вот на севере пусть и с  тяжёлыми боями немцам удалось захватить Клин и Солнечногорск. На северо-западе войска Вермахта вышли в район Красной Поляны. Активность боевых действий на этом утихла — обе стороны были измотаны кровопролитными боями и сильными морозами, понеся при этом огромные потери личного состава. Одно из самых известных сражений этого периода — бой 28 панфиловцев у разъезда Дубосеково 16 ноября.

 

Модель бронепоезда № 73 в Музее обороны Москвы

В ходе обороны Москвы Красная армия использовала не только классические виды оружия — танки, артиллерию, самолёты — но и  достаточно экзотичные. В районах с развитой железнодорожной сетью активно сражались бронепоезда, ассоциируемые у многих с периодом Гражданской войны. Тем не менее, бронепоезда были весьма эффективны и в Великую Отечественную. Один из самых успешных эпизодов произошёл 28 ноября. Бронепоезд №73 в ходе 7-часового боя остановил части противника, захватившие в районе Яхромы мост через канал имени Москвы, и сдерживал их наступление на Дмитров до прихода подкрепления. Огнём пулемётов и орудий бронепоезда было уничтожено 12 танков, 24 бронетранспортёра и автомашины, более 700 солдат и офицеров. (Модель бронепоезда — ещё один повод прийти в Музей обороны Москвы).

 

Модель аэросаней РФ-8-ГАЗ-98 в Музее обороны Москвы

Аэросани РФ-8-ГАЗ-98

Зима 1941 года выдалась не только морозной, но и снежной. Если в распутицу движению техники мешала грязь, то зимой такой же непреодолимой преградой стал снег. Толщина снежного покрова достигала 1,5-2 метров. В этих условиях незаменимыми оказались аэросани. Легко и быстро передвигающиеся по любому снегу, вооружённые пулемётами аэросани совершали налёты на соединения противника, появляясь из-за сугробов в самых неожиданных местах, а также использовались для разведки и связи. Первые аэросанные батальоны появились на фронте в декабре 1941 года и с тех пор активно участвовали во всех зимних операциях Красной армии. (Единственная виденная мной модель аэросаней в таком качестве украшает  Музей обороны Москвы).

 

Стенды о конных корпусах Доватора и Белова в Музее обороны Москвы

А ещё в битве за Москву отличилась кавалерия. До сих пор с удивлением спрашивают: как конница может противостоять танкам? Очень просто. Танки всегда привязаны к хорошим дорогам. А кавалерия, как и пехота, может пройти и по лесным тропам, и по снегу, и по раскисшему просёлку. При этом атакуя намного стремительней. В конце ноября кавалерийский корпус генерала Белова остановил продвижение танков Гудериана западнее Тулы. Остановил намертво, после чего Гитлер снял Гудериана с фронта и больше не доверял непосредственно командовать войсками. А на западном фронте рейды по тылам гитлеровцев совершала кавалерийская группа генерала Доватора. Немцы приходили в ужас при одном упоминании его имени и назначили за голову Доватора награду в 100 000 рейхсмарок. Самые распространённые немецкие танки того периода стоили меньше:  лёгкий Pz.II — 49 300, средний Pz.III — 96 200 рейхсмарок.

 

Действия партизанских отрядов к ноябрю перешли от причинения врагу мелкого вреда до профессиональной диверсионной деятельности в тылу противника. Не в последнюю очередь этому способствовала координация действий партизан кадровыми военными «с той стороны линии фронта» и действовавшим на оккупированной территории подпольем. Кроме проведения диверсионных акций, партизаны активно занимались  сбором разведданных.

 

Последняя попытка взять Москву была предпринята фашистами 1 декабря, ударом «в лоб» на западном направлении вдоль шоссе Москва-Минск. Встретив упорное сопротивление наступление на этом направлении застопорилось и через четыре дня немцы были отброшены на прежние позиции. 2 декабря разведывательный батальон Вермахта с северо-запада вышел к мосту в Химках в 30-ти километрах от Кремля — это стало последним приближением фашистов к городу.

 

В тот же день, 2 декабря, советские части 1-й ударной и 20-й армий отразили все атаки Вермахта южнее Дмитрова и вынудили немцев прекратить наступление, а с 3 по 5 декабря нанесли противнику несколько сильных контрударов у Яхромы и Красной Поляны. Одновременно левофланговые дивизии 16-й армии, взаимодействуя с 5-й армией, отбросили противника в районе Звенигорода, а ударная группа 33-й армии восстановила положение на реке Нара. Немецкое наступление было полностью остановлено. Первый оборонительный этап битвы за Москву закончился, пришла пора советского контрнаступления. 5 декабря началась Калининская, а 6 декабря Клинско-Солнечногорская наступательные операции.

 

В ходе зимнего контрнаступления советских войск немцы были отброшены от Москвы на 100-250 км. От врага были полностью освобождены Московская, Рязанская и Тульская области, многие районы Калининской, Орловской и Смоленской областей. Идея молниеносной войны на востоке больше не господствовала среди солдат и офицеров немецкой армии, миф о непобедимых  воинах Рейха был развеян. Когда на Нюрнбергском процессе у фельдмаршала Кейтеля спросили, в какой момент он понял, что план «Барбаросса» терпит крах, он произнёс одно слово: Moskau.

 

Музей обороны Москвы

На этом мой рассказ про Музей обороны Москвы закончен. Многое осталось за кадром, например большой стеллаж с найденными на местах боёв артефактами битвы за Москву, но это лишний повод прийти сюда и увидеть всё своими глазами. Если освещение позволит…

 

Чтобы не пропустить новые статьи Вы можете подписаться на обновления.
Если статья понравилась, оставьте, пожалуйста, комментарий или поделитесь с друзьями в соцсетях.
Текст и фото Леонид Кузнецов.

Все права защищены ©
Перепечатка, частичная или полная, только с согласия автора и ссылкой на источник.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *